Новости Ритейла
Рекламная Полиграфия
Новости рекламы

Camelot устал от ботинок

Декабрь 2005

Новости Ритейла - Camelot  устал от ботинок

Как стало известно RBC daily, владелец сети розничных обувных магазинов Camelot Евгений Власов в настоящее время активно ищет покупателей на свой бизнес. Участники рынка предполагают, что избавиться от обувной розницы г-н Власов решил из-за желания развивать другой продукт. По их мнению, в последнее время Camelot мог столкнуться с некоторыми проблемами в развитии, в частности, из-за того, что работа с брендированными товарами становится все менее рентабельной в условиях насыщения рынка.

Аналитики отмечают, что желание продать бизнес может быть связано с увеличением конкуренции со стороны крупных сетей и возрастающими затратами на маркетинг, что затрудняет развитие небольшой сети. Стоимость бизнеса они оценивают в 5,5-6,5 млн долл. Сеть Camelot позиционирует свою продукцию как ультрасовременную обувь для молодых и активных людей в возрасте от 15 до 25 лет. Ее развитие началось в 1996 г. с открытия небольшого магазина, где были представлены коллекции обуви Grinders, Dr.Martens, Shellys и др. Однако из-за высоких цен у магазина было достаточно ограниченное число покупателей. Тогда концепция была пересмотрена – целью было поставлено создание молодежных коллекций обуви, доступных для большинства населения и объединенных собственным брендом Camelot, что и было выполнено.

В настоящее время обувь для компании по заказу шьют фабрики в Польше и Китае. Начиная с 2002 года компания активно работает с региональными рынками, в частности, действуют магазины в Санкт-Петербурге, Калуге, Новосибирске, Красноярске, Ростове-на-Дону, Калининграде, Мурманске и Северодвинске. Владельцем сети является бизнесмен Евгений Власов, имеющий интересы в сфере недвижимости. Вполне вероятно, что в ближайшее время Camelot сменит хозяина. Как стало известно RBC daily, Евгений Власов активно ищет покупателя на свой бизнес.

В самой компании эту информацию предпочли не комментировать. "Мы не занимаемся комментированием слухов, – сообщил RBC daily представитель PR-службы Camelot Алексей Владимиров. – Мы всегда рассматриваем любые достойные деловые предложения, однако не хотелось бы делать громких заявлений до того, как ситуация не будет ясна полностью". Судя по всему, дело пока не дошло до более или менее конкретного обсуждения, поскольку на рынке не слышали ни о вероятном покупателе сети, ни о заявленной цене. Участники рынка предположили, что желание г-на Власова расстаться с Camelot вызвано элементарным желанием сменить поле для бизнеса. "Продажа бренда – совершенно нормальное явление на любом рынке, однако не стоит связывать его с обязательным наличием проблем. Более того, продать бренд "с проблемами" не так просто, – считает директор по маркетингу компании Ralf Ringer Анастасия Татулова. – Если же говорить о Camelot, то в свое время он занял нишу грубой агрессивной обуви для молодежи. Однако, застолбив это место, сделал это настолько хорошо, что вполне мог в дальнейшем столкнуться с проблемами ребрендинга. Сейчас, когда в магазинах Camelot представлена самая разная обувь, бренд воспринимается по-прежнему как обувь для 14-16 летних подростков. И ребрендинг может стоить дороже, чем раскрутка нового бренда. Вполне вероятно, что его владелец просто решил заняться другим продуктом или рынком". Эту точку зрения разделяет и представитель одной из крупных сетей, пожелавший остаться неназванным. "Если говорить о каких-то общих моментах, то на обувном рынке увеличивается конкуренция и намечается тенденция к консолидации.

На рынок выходят крупные игроки, которые раньше занимались только оптовыми продажами или дистрибуцией марок. Может быть, поэтому у Camelot появилось желание выйти из бизнеса на данном этапе. Думаю, эта компания не единственная из тех, которые задумываются о продаже", – отметил собеседник RBC daily. По его словам, желание продать бизнес может быть связано еще и с тем фактом, что работа с брендированной продукцией постепенно становится все менее рентабельной. "Европейские бренды, которыми торгует Camelot, никому не хотят отдавать свою ценовую премию", – пояснил источник. Аналитики в целом соглашаются с данной позицией.

По словам директора по корпоративным финансам и финансовому консалтингу компании BDO Unicon Натальи Одинцовой, если бизнес какое-то время активно рос, а потом темпы развития начали снижаться (обычно вследствие конкуренции), у владельца может быть три варианта действий: продолжать работать по-прежнему, пытаться находить в бизнесе новые конкурентные преимущества и развивать их, либо продать бизнес. "Решение продавца зависит, собственно, от наличия альтернативных возможностей. Если есть возможность продать бизнес без существенных потерь и вложить средства в другой сектор (предположительно более доходный), то можно это сделать", – рассуждает г-жа Одинцова. Она отметила, что важна последовательность в принятии решений: если бизнес продается – его надо или продавать, или отказываться от идеи продажи и развивать бизнес. "Длительный период принятия решения, попытки репозициониования, долгие переговоры с широким кругом потенциальных покупателей могут вылиться в дополнительные издержки – репутационные проблемы, проблемы с менеджментом, который в период неопределенности теряет мотивацию, проблемы с поставщиками", – пояснила г-жа Одинцова.

Аналитик ИК "ФИНАМ" Владислав Кочетков предположил, что у сети возникла нехватка средств для дальнейшего развития. "Обувной рынок – хороший бизнес, но он постепенно насыщается, и появляется необходимость дополнительных вложений в рекламу и прочих затрат на маркетинг, – говорит он. – Возможно, у владельцев не хватает средств для поддержания необходимых темпов роста. Поэтому они решили сеть продать и вложить деньги куда-то в другую сферу, например, в недвижимость". Эксперт считает, что при достаточных инвестициях в сеть можно получить нормальную финансовую отдачу. Что касается возможного покупателя сети, то здесь единого мнения нет. "Часто покупателем становится игрок, который консолидирует подобные активы и может или чувствует возможность обеспечить бизнесу дальнейший рост", – считает Наталья Одинцова.

Однако Владислав Кочетков с этим не согласен: "Обувные компании вряд ли будут покупать эту сеть, поскольку это достаточно специфический бизнес. Поставщики постоянные, и замещать продукцию будет сложно, поскольку это грозит потерей аудитории. Скорее всего, это будет непрофильный инвестор". Стоимость бренда – вопрос также открытый. "В России нет опыта оценки стоимости бренда, и не совсем понятно, как будет в данной ситуации определяться стоимость Camelot. Особенно с учетом того, что материальных активов, в частности, собственного производства, крупной розничной сети, по нашим данным, у них нет", – считает Анастасия Татулова. Вячеслав Кочетков предположил, что Camelot может стоить от 5,5 до 6,5 млн долл. //Сергей Рябов/

11465
Реклама на сайте:
журнал Практика Рекламы
Реклама на сайте:
0.52